Я нашел Аспина за игрой в шахматы.

Я нашел Аспина за игрой в шахматы с Капитаном Кентавров, естественно побеждающего, и подождал, пока игра не закончится.
Я собрался с силами, и встал рядом с шахматной доской.
«Удачи,» сказал Капитан Кентавров, «да, он от лукавого!»
«Я знаю,» — сказал я и стал расставлять фигуры на доске.
«Добрый день, Тарнум,» — сказал Аспин.
«Я сыграю с Вами одну игру, но мне нужна некоторая информация,» — сказал я и сделал первый ход.
«Что за информация тебе нужна?»
«Зная Вас, Вы должны были искать Капитана Валиту. Вы ее уже нашли?»
«Нет, еще не нашел.» Наконец-то Аспин даже не пытался врать.
«Когда Вы это сделаете, я хочу знать об этом.  И я желаю этого больше, чем когда-либо. Аспин, я должен быть первым человеком, который поговорит с ней. Вы меня поняли?» — сказал я, почти полностью сломав фигуру в моей руке, пока я говорил.
Аспин улыбнулся, кивнул, и сделал следующий ход.  Спустя час, я проиграл.

Я нашел Аспина за игрой в шахматы с Капитаном Кентавров, естественно побеждающего, и подождал, пока игра не закончится.

Я собрался с силами, и встал рядом с шахматной доской.

«Удачи,» сказал Капитан Кентавров, «да, он от лукавого!»

«Я знаю,» — сказал я и стал расставлять фигуры на доске.

«Добрый день, Тарнум,» — сказал Аспин.

«Я сыграю с Вами одну игру, но мне нужна некоторая информация,» — сказал я и сделал первый ход.

«Что за информация тебе нужна?»

«Зная Вас, Вы должны были искать Капитана Валиту. Вы ее уже нашли?»

«Нет, еще не нашел.» Наконец-то Аспин даже не пытался врать.

«Когда Вы это сделаете, я хочу знать об этом.  И я желаю этого больше, чем когда-либо. Аспин, я должен быть первым человеком, который поговорит с ней. Вы меня поняли?» — сказал я, почти полностью сломав фигуру в моей руке, пока я говорил.

Аспин улыбнулся, кивнул, и сделал следующий ход.  Спустя час, я проиграл.

Курбон хмурится каждый раз.

Курбон хмурится каждый раз, когда наши глаза встречаются, так что я не присоединился к работам на этой неделе.  Я думаю, что он винит меня в отсутствии Валиты.
Возможно, я не прав, но я не жалею, что сообщил Валите о ее ошибках. У меня ответственность перед каждым в моей команде. Возможно, гораздо хуже было, если бы люди в битве колебались, не доверяя ее приказам.
Но я чувствую себя тоже виновным.  Что могло обеспокоить Валиту так сильно, что он не сообщила мне? Если бы она доверяла мне…

Курбон хмурится каждый раз, когда наши глаза встречаются, так что я не присоединился к работам на этой неделе.  Я думаю, что он винит меня в отсутствии Валиты.

Возможно, я не прав, но я не жалею, что сообщил Валите о ее ошибках. У меня ответственность перед каждым в моей команде. Возможно, гораздо хуже было, если бы люди в битве колебались, не доверяя ее приказам.

Но я чувствую себя тоже виновным.  Что могло обеспокоить Валиту так сильно, что он не сообщила мне? Если бы она доверяла мне…

Насыпи вырытой земли вдоль дороги.

Насыпи вырытой земли вдоль дороги привлекли ваше внимание, кажется, что когда-то вы видели их. Являются ли они огромными могилами? Зачем кто-то рыл дюжину огромных дыр, если не преследовал какую-то цель?
Как предосторожность, вы вызываете добровольца ехать между маленькими холмами. Тем временем, ваша армия стоит позади в полной готовности.  Вы посылаете вашего самого быстрого разведчика вперед, но когда он достигает насыпей, грязь взрывается к небу, взрывая  Кристальных Драконов из потайного места у основания статуй.
Даже грязь не может закрыть великолепный красный кристалл, который использовался при строительстве. Это красиво, подобно искусству вы еще не можете взглянуть реальности в лицо, которая во весь голос кричит: «Атака!»

с привлекли ваше внимание, кажется, что когда-то вы видели их. Являются ли они огромными могилами? Зачем кто-то рыл дюжину огромных дыр, если не преследовал какую-то цель?

Как предосторожность, вы вызываете добровольца ехать между маленькими холмами. Тем временем, ваша армия стоит позади в полной готовности.  Вы посылаете вашего самого быстрого разведчика вперед, но когда он достигает насыпей, грязь взрывается к небу, взрывая  Кристальных Драконов из потайного места у основания статуй.

Даже грязь не может закрыть великолепный красный кристалл, который использовался при строительстве. Это красиво, подобно искусству вы еще не можете взглянуть реальности в лицо, которая во весь голос кричит: «Атака!»

Он открыл свой ранец.

Из-за деревьев вышел один из членов Охраны Леса, один из солдат Король Эльфов. Он открыл свой ранец и вынул ботинки.
«Для Вас,» — сказал он, — «подарок от Короля Эльфов.  Он благодарит Вас за Вашу службу и за выполнение поставленной задачи, теперь Вы можете уезжать.»
Теперь, когда Вы получили ботинки, Эльф быстро кланяется и покидает Вас не произнеся больше ни слова.

Из-за деревьев вышел один из членов Охраны Леса, один из солдат Король Эльфов. Он открыл свой ранец и вынул ботинки.

«Для Вас,» — сказал он, — «подарок от Короля Эльфов.  Он благодарит Вас за Вашу службу и за выполнение поставленной задачи, теперь Вы можете уезжать.»

Теперь, когда Вы получили ботинки, Эльф быстро кланяется и покидает Вас не произнеся больше ни слова.

Этим утром, как только вышел из палатки.

Этим утром, как только вышел из палатки, я наткнулся на стрелу, спрятанную в земле
снаружи палатки.  К стреле был прикреплен кусок бумаги.  Я открыл его и прочел:
«сэр,
Это — мое увольнение.  Мне жаль оставлять Вас и других против борьбы с Королевой Драконов одних, но Вы правы — я больше не способна хорошо командовать.  Зная это, я не полностью покинула вас.  Я буду охотиться на людей Мутары везде, где я смогу.  Моя единственная надежда, что я убью многих прежде, чем сама погибну.
Валита»
Я разорвал письмо.  Я не мог поверить, что мои слова смогли так сильно задеть женщину.
Или, возможно, она чувствовала давление Аспина в поисках шпиона?
Нет! Я отказываюсь поверить, что потерял хорошего капитана.

Этим утром, как только вышел из палатки, я наткнулся на стрелу, спрятанную в земле

снаружи палатки.  К стреле был прикреплен кусок бумаги.  Я открыл его и прочел:

«сэр,

Это — мое увольнение.  Мне жаль оставлять Вас и других против борьбы с Королевой Драконов одних, но Вы правы — я больше не способна хорошо командовать.  Зная это, я не полностью покинула вас.  Я буду охотиться на людей Мутары везде, где я смогу.  Моя единственная надежда, что я убью многих прежде, чем сама погибну.

Валита»

Я разорвал письмо.  Я не мог поверить, что мои слова смогли так сильно задеть женщину.

Или, возможно, она чувствовала давление Аспина в поисках шпиона?

Нет! Я отказываюсь поверить, что потерял хорошего капитана.

Момент, который я назвал концом похода.

Момент, который я назвал концом похода, произошел прошлой ночью, я взял Курбона и отвел его в сторонку.
«Что все это было пару ночей назад?», сказал я.
Курбон смущенно отодвинулся так, как будто совершил ошибку.
«Я полагал, что не упоминал, но тогда я хотел дать в лицо!  Я не мог сдержаться,»  сказал Курбон.
«Что заставило Вас думать, что я собираюсь вышвырнуть Валиту?»
«Она сказала мне. Кое-что, насчет ее неумения командовать людьми,» сказал Курбон.
«Я только пытался понять ее, это все!  Вы правы, она — одна из лучших бойцов, но ее лидерские навыки ухудшились в последнее время.»
«Она станет лучше, Вы увидите,»  сказал Курбон.  Если бы я не знал Гнома лучше, я бы поклялся, что он умрет.
«Я надеюсь на это,» сказал я.

Момент, который я назвал концом похода, произошел прошлой ночью, я взял Курбона и отвел его в сторонку.

«Что все это было пару ночей назад?», сказал я.

Курбон смущенно отодвинулся так, как будто совершил ошибку.

«Я полагал, что не упоминал, но тогда я хотел дать в лицо!  Я не мог сдержаться,»  сказал Курбон.

«Что заставило Вас думать, что я собираюсь вышвырнуть Валиту?»

«Она сказала мне. Кое-что, насчет ее неумения командовать людьми,» сказал Курбон.

«Я только пытался понять ее, это все!  Вы правы, она — одна из лучших бойцов, но ее лидерские навыки ухудшились в последнее время.»

«Она станет лучше, Вы увидите,»  сказал Курбон.  Если бы я не знал Гнома лучше, я бы поклялся, что он умрет.

«Я надеюсь на это,» сказал я.

Вы пришли на поляну.

Вы пришли на поляну, чтобы найти дружбу с Кентаврами, которые живут здесь, но сначала
вы должны заработать их уважения. Они просят вас стоять с завязанными глазами в центре открытого поля. Тогда вы услышите топот множеств Кентавров, бегущих по земле.
Они налетят на вас подобно грому, идущему  через всю поляну. Тогда вы почувствуете толчок земли прямо у вас под ногами. Когда вы захотите вырваться и открыть глаза, вы почувствуете сильную пощечину.
И это — все.
Кентавры смеются, сажают вас на попу. Один из них вручает вам Значок Смелости, и произносит слова: «Не многие могут остановиться перед нагрузкой Кентавров».

Вы пришли на поляну, чтобы найти дружбу с Кентаврами, которые живут здесь, но сначала

вы должны заработать их уважения. Они просят вас стоять с завязанными глазами в центре открытого поля. Тогда вы услышите топот множеств Кентавров, бегущих по земле.

Они налетят на вас подобно грому, идущему  через всю поляну. Тогда вы почувствуете толчок земли прямо у вас под ногами. Когда вы захотите вырваться и открыть глаза, вы почувствуете сильную пощечину.

И это — все.

Кентавры смеются, сажают вас на попу. Один из них вручает вам Значок Смелости, и произносит слова: «Не многие могут остановиться перед нагрузкой Кентавров».

Я развил привычку.

Я развил привычку, я люблю ее больше, чем Аспин, любящий играть в шахматы каждую ночь.  Хотя бы раз в неделю, я принимаю участие в работах под руководством моего Мастера Запасов, Курбона. Гном — грубый босс, но хорош для своих людей.  Пока они трудятся, они получают отличную еду и эль. Теперь я наконец-то понимаю, почему опытные солдаты отдали поле битвы этим мирским работам.
Вчера вечером, после выполнения всей работы, я распил немного эля с Курбоном.
«Вы не вышвырните Валиту!», сказал он после нескольких кружек.
«Я даже не собирался этого делать,» сказал я.
«Вы идиот, что выгнали ее!»
«Я не делал этого!»
«Что за глупый лидер может выгнать лучшего из Рейнджеров?»
«Я не выгонял ее!», я кричал.
Курбон опрокинул свою кружку снова, затем произнес нечленораздельно: «Рад, что изменил Ваше мнение.»

Я развил привычку, я люблю ее больше, чем Аспин, любящий играть в шахматы каждую ночь.  Хотя бы раз в неделю, я принимаю участие в работах под руководством моего Мастера Запасов, Курбона. Гном — грубый босс, но хорош для своих людей.  Пока они трудятся, они получают отличную еду и эль. Теперь я наконец-то понимаю, почему опытные солдаты отдали поле битвы этим мирским работам.

Вчера вечером, после выполнения всей работы, я распил немного эля с Курбоном.

«Вы не вышвырните Валиту!», сказал он после нескольких кружек.

«Я даже не собирался этого делать,» сказал я.

«Вы идиот, что выгнали ее!»

«Я не делал этого!»

«Что за глупый лидер может выгнать лучшего из Рейнджеров?»

«Я не выгонял ее!», я кричал.

Курбон опрокинул свою кружку снова, затем произнес нечленораздельно: «Рад, что изменил Ваше мнение.»

«Что-то неправильно?»

«Что-то неправильно?»
«Да! Я хочу, чтобы мои капитаны вызывали уважение и преданность у своих солдат. Они не знают Ваших чувств, но знают, что Вы в стороне и высокомерны, и думают, что Вы лучше них.»
«Что?  Я никогда не вела себя так!  Я борюсь рядом с ними, так как не считаю себя важнее их!», Валита говорила резко.
«Если все, что Вы делаете делают они, тогда Вам надо быть солдатом, но Вы — офицер, Валита!  Вы должны вести их!  Плохо то, что Вы не всегда шли таким путем. Некоторые люди, с которыми Вы боролись в прошлом, не смогли бы быть такими мягки к Вам, если бы они смогли!  Так я должен знать, что неправильно?»
Но Валита не захотела отвечать. Она пообещала быть лучше, приняла мои слова к сердцу, но интересно знать, сказала она эти слова только для того, чтобы огородить себя от моего любопытства о ее прошлом.

«Что-то неправильно?»

«Да! Я хочу, чтобы мои капитаны вызывали уважение и преданность у своих солдат. Они не знают Ваших чувств, но знают, что Вы в стороне и высокомерны, и думают, что Вы лучше них.»

«Что?  Я никогда не вела себя так!  Я борюсь рядом с ними, так как не считаю себя важнее их!», Валита говорила резко.

«Если все, что Вы делаете делают они, тогда Вам надо быть солдатом, но Вы — офицер, Валита!  Вы должны вести их!  Плохо то, что Вы не всегда шли таким путем. Некоторые люди, с которыми Вы боролись в прошлом, не смогли бы быть такими мягки к Вам, если бы они смогли!  Так я должен знать, что неправильно?»

Но Валита не захотела отвечать. Она пообещала быть лучше, приняла мои слова к сердцу, но интересно знать, сказала она эти слова только для того, чтобы огородить себя от моего любопытства о ее прошлом.

Прошлой ночью.

Прошлой ночью, я принес Капитану Валите ее порцию вечернего мяса.  Она всегда стоит последней в очереди за едой, при этом, если вообще будет есть.
«Ни один солдат под моим командованием не будет голодным больше, чем я сам того не потребую,» — сказал я, когда приблизился.  Я дал ей миску.
«Значит так, сделай мне одолжение — ешь, чтобы я мог поесть тоже.  Я ужасно голодный!»
Валита усмехнулась, села на землю и стала есть мясо.  Подобно многим Рейнджерам, она хранила ложку, спрятав ее в ботинке.
«Спасибо Вам, сэр!»
«Я велел называть меня Тарнум,» — я настаивал.  Мой голос был немного строгим.
«Тарнум.»
Сейчас, как раз, было время для прямого разговора. Хватит игр.
«Вы слишком тихи для себя, Капитан Валита!»

Прошлой ночью, я принес Капитану Валите ее порцию вечернего мяса.  Она всегда стоит последней в очереди за едой, при этом, если вообще будет есть.

«Ни один солдат под моим командованием не будет голодным больше, чем я сам того не потребую,» — сказал я, когда приблизился.  Я дал ей миску.

«Значит так, сделай мне одолжение — ешь, чтобы я мог поесть тоже.  Я ужасно голодный!»

Валита усмехнулась, села на землю и стала есть мясо.  Подобно многим Рейнджерам, она хранила ложку, спрятав ее в ботинке.

«Спасибо Вам, сэр!»

«Я велел называть меня Тарнум,» — я настаивал.  Мой голос был немного строгим.

«Тарнум.»

Сейчас, как раз, было время для прямого разговора. Хватит игр.

«Вы слишком тихи для себя, Капитан Валита!»